ФЕНОМЕН МУЛЬТИВАРКИ — АНАЛИЗ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Совершенно невозможно не отреагировать серьезным аналитическим исследованием на события, разворачивающие в России вокруг появления нового тренда под названием МУЛЬТИВАРКА. Еще три  года назад российские коммерсанты, посещающие китайские выставки в поиске «чего-то новенького», с тоской и унынием взирали на ассортимент рисоварок – приборов нужных и понятных только рисоедам. Еще три года назад самому дерзкому и амбициозному бизнесмену не могла прийти в голову мысль, что российский потребитель будет миллионами скупать эти непонятные артефакты азиатского менталитета, а гипнотическая мантра «мультиварка» будет опустошать кошельки самых брутальных скептиков. Попробуем разобраться в истинных причинах наблюдаемого феномена.

Исторически сложилось так, что, когда у технического прогресса руки, наконец, дошли до быта, единственными странами, которые могли позволить себе тратить дорогой инженерный потенциал на такую не стратегическую отрасль как кухня, оказались страны Западной Европы и США. Только в Германии, Франции, Италии, Швеции, Англии и Америке в конце XIX века появились компании, которые и создали рынок бытовой техники в том виде, в котором мы наблюдаем его сегодня. Естественно, что инженеры и менеджмент этих компаний оперировал потребительскими нуждами своих сограждан и создавал культуру автоматизированного быта, соотносясь с историческими традициями, вкусами и привычками тех территориально-рыночных ниш, потребности и желания которых понимал.

В результате огромные потребительские рынки России, стран бывшего СССР и Восточной Европы остались без инженерного обслуживания основных игроков рынка бытовой техники. И если стиральная машина, холодильник, пылесос и телевизор – это универсальные  виды техники, не требующие культурологической адаптации, то техника для приготовления пищи – очень тонкая тема, нуждающаяся в серьезной локализации по всем параметрам – от дизайна и эргономики до функционала и маркетингового позиционирования. Только последние 10 лет начало формироваться понимание о специфике бытового технопарка для стран, лишенных в течение всего ХХ века собственной потребительской промышленности и индустрии быта. Мировые лидеры отрасли, в первую очередь западноевропейские, начали выяснять особенности традиций пользователей восточных соседей и адаптировать для них свою продукцию. Но этот позитивный процесс тормозится сейчас общими кризисными явлениями в экономике.

Уникальность как кулинарных, так и бытовых особенностей рассматриваемых стран позволяют нам говорить о самобытной  специфике требований к технопарку современной кухни. Предлагаемые западноевропейскими инженерами стандарты приготовления пищи лишь наполовину покрывают потребности жителей рассматриваемых территорий в технотизации кулинарных процессов. Доказательством этому и стал недавний «бум» на так называемые «мультиварки» — азиатский прибор, внезапно понравившийся российским домохозяйкам настолько, что показатели продаж удивили видавших виды аналитиков. Пример мультиварочного бума наглядно доказывает, что в настоящий момент созрела ситуация для создания рынка бытовой техники, ориентированного на специфику этнических рынков с самобытными ментальными и кулинарными особенностями.

Ценнейший опыт феномена мультиварочного бума показывает, что россияне, ради возможности готовки привычных им блюд готовы к покупке даже неизвестных ранее брендов «одного дня». Интересен факт, что в период этого бума никто из продавцов даже и не скрывал, что их продукция произведена в Китае на никому не известных фабриках и что по сути это примитивная китайская рисоварка. То есть, традиционные рекламно-маркетинговые мантры доморощенных Private Label про «немецкое качество и итальянский дизайн» внезапно перестали работать – потребитель удивительным образом самоорганизовался, объединился в сетевые социумы, сам придумал аргументы «За» и «Против», сам определил полезность и эффективность функционала и дизайна. Мы наблюдали прецедент, когда товар стал популярным и востребованным не благодаря маркетингу, а вопреки ему. Впервые инициатива шла от потребителя, а не была навязана «сверху». Мы впервые увидели, что на самом деле нужно людям и это завораживало. Официальная статистика продаж в первые два года бума поразила воображение даже ветеранов отрасли: по 4 миллиона штук ежегодно! Такого не видели со времен диких 90-х.

Не обошлось и без традиционной российской технологии «не обманешь – не продашь» — очень сильно радужную картину торжества нового тренда подпортили недобросовестные «бизнесмены», которые навезли под видом Мультиварок кучу бесполезного хлама. Простой народ, готовый верить хоть во второе пришествие, хоть в инопланетное вторжение, лишь бы оно дешево стоило, радостно понапокупал тещам рисоварок с надписями на корпусе «4Д нагрев» и «500 программ». Потом, конечно же, ложки нашлись, но недоверие к термину «Мультиварка» осталось. Однако, если абстрагироваться от негативного человеческого фактора и теневой экономики, то сама по себе идеология мультифунционального прибора более чем интересна и перспективна.

Для начала разберемся, какие неоспоримые преимущества имеет тот прибор, который японцы придумали как рисоварку и которую мы пока воспринимаем как мультиварку:

1. Первое и, пожалуй, главное преимущество форм-фактора, созданного инженерами Panansonic более 20 лет назад – это гигиеничность процесса готовки. После завершения процесса необходимо помыть только чашу, вся остальная кухня остается чистой. Это стало особенно важно, когда к прибору добавили функцию жарки – теперь вся вулканическая деятельность жарящегося блюда надежно закрыта внутри прибора.

2. Второе и тоже немаловажное преимущество – скорость приготовления. Поскольку все 100% вырабатываемого нагревательным элементом тепла также остаются внутри прибора, то продукт обрабатывается на 30% быстрее, а ёмкость разогревается не только со дна, а по всему объему, создавая эффект равномерного прогрева готовящегося продукта.

3. Третьим важным плюсом прибора является возможность точно выставить температуру нагрева и стабильно держать ее. Это особенно важно для таких переходных температур, как 95-98 градусов, когда жидкость не должна кипеть, и для оперирования кисломолочными бактериями, которым нужно не более 35-40 градусов, чтобы оставаться живыми.

4. Цифровая автоматика также добавляет много приятных опций – функция «сохранения приготовленного горячим» и «отложенный старт», несомненно, полезные и удобные функции.

Эти четыре наглядных преимущества оригинального конструктива рисоварки, во многом  определяют популярность данного форм-фактора. Но основная интрига Мультиварки конечно же в ее многофункциональности.

Первыми идею добавить к программам обычной рисоварки возможность готовить что-то еще кроме риса решили корейцы. Почти одновременно два конкурирующих бренда CUCKOO и CUCHEN вышли на российский рынок с программами тушения, рагу, плова и варки каш. Все бы, наверное, у них получилось, если бы не их политика ценообразования: они предложили нашим домохозяйкам непонятное устройство за 300 долларов и, естественно, благое начинание закончилось, толком не начавшись. Но почин был замечен и оценен отечественным предпринимателем, который уже давно тосковал по чему-нибудь новенькому. Поэтому знамя инновации тут же подняли российские коммерсанты, вдохнувшие новую жизнь в промышленность провинции Гуандун. За прошедшие два года из примитивного конструктива рисоварки выжали все, что можно – от фритюра до йогурта. Дальнейшее развитие функционала на базе рисоварки было уже невозможно, и можно констатировать тот факт, что косметические изменения рисоварок так и не превратили этот прибор в полноценную Мультиварку, но дали нам понимание, с чего начать и куда двигаться.

Сам термин «MULTICOOKER» впервые упоминается  в рекламной кампании американского бренда SUNBEAM в 1960 году для некой электросковородки в которой, вероятно, можно было применять различные виды приготовления. Не знаем, получил ли премию автор этого словосочетания, а идея создать максимально универсальный кухонный прибор с тех пор крепко засела в головах инженеров и маркетологов на обоих континентах. Но, как видим, даже по прошествии более чем 50 лет, идея так и осуществилась. Загвоздка тут, конечно же, не в тупости инженеров и не в недостатке технологий, а в том, что человек, собирающийся пообедать, привередлив и капризен и непременно желает, чтобы приготовленная еда была вкусной. А достичь нужного вкуса различных продуктов в одном универсальном приборе почти невозможно. Давайте разберемся почему.

Существует  пять вида термической обработки пищи или другими словами четыре вида воздействия температуры на продукт.

1. Жарка — непосредственный контакт продукта с нагретой поверхностью.

2. Варка – процесс, когда тепло доходит до продукта через воду. Вода, как мы знаем из школьного курса физики, не может быть горячее 100 градусов, поэтому варящийся продукт прогревается медленно и равномерно. Особенностью варки является то, что продукт впитывает в себя ту жидкость, в которую он погружен, и, соответственно, меняет вкус, одновременно отдавая свои вкусовые качества окружающей жидкости. Для некоторых блюд это, безусловно, хорошо, например, супов или соусов, для других плохо. Поэтому появились  такие варианты варки как тушение, томление и souse-vide.

3. Конвекция или нагрев продукта горячим воздухом. То есть, сначала нагревается воздух вокруг продукта, а затем воздух нагревает продукт. Воздух, в отличие от жидкости,  не добавляет готовящемуся продукту никаких посторонних вкусов и запахов, не сжигает поверхность продукта, лишь подрумянивая ее, но процесс требует продолжительного времени для успешного результата.

4. Пар или нагрев продукта газообразным агрегатным состоянием воды. Обработка паром придает пище свой уникальный вкус, недостижимый иным способом, и некоторым это нравится. Пар способен прогреть большие монолитные объемы продукта, но при этом не проникает в структуру продукта в больших объемах, сохраняя его форму и оригинальный вкус.

5. И, наконец, прямое воздействие инфракрасного излучения на продукт. Это, пожалуй, самый вкусный вид тепловой обработки пищи – так пекут хлеб, делают пиццу и шашлыки. Это самый первый в истории человека разумного способ готовки, поскольку, не имея ни сковород ни кастрюль, наш предок довольствовался только инфракрасным излучением угольков костра для получения стейка из мамонта.

Можно, конечно выделить в самостоятельный вид нагрева и микроволновое излучение, но поскольку оно, в основном, пригодно только для разогрева уже готовых блюд, а не для приготовления пищи, мы не будем акцентировать на нем  внимание.

Помимо собственно видов теплового воздействия огромную роль в достижении нужного вкуса блюда играет как сама температура, так и время теплового воздействия. Кулинарный опыт, накопленный человечеством за последние 3000 лет, выявил максимальный и минимальный предел температур и, соответственно, времени тепловой обработки пищи. Так для теста нам нужно до 400 градусов быстрого нагрева, а для нежных филейных частей мяса это могут быть многочасовые томления при 45 градусах.

Суммируя все выше сказанное, любой мыслящий человек поймет, что сконструировать некую универсальную машину для тепловой обработки пищи чрезвычайно сложно. Любой компромисс приведет или к ущербным вкусовым  характеристикам получаемого блюда или к удорожанию прибора до уровня самолета. Тем не менее, сама идеология термина MULTICOOKER может найти некий баланс универсальности и цены в рамках тех технологий, которые доступны сегодня рынку бытовой техники. Поиском такого баланса мы и займемся в рамках нашего проекта.